TRIQUETRA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TRIQUETRA » Stranger In A Strange Land » Let's send all to hell?


Let's send all to hell?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Let's send all to hell?

http://sf.uploads.ru/cJ129.gif http://sf.uploads.ru/XYG7O.gif
<< Сторибрук, кафе «У Бабушки»; Killian Jones, Regina Mills>>

Сюжет игры

Этот вечер явно отличается от многих других вечеров. Хотя бы тем, что в кафе приходит мэр города и заказывает себе…виски. А еще в кафе оказывается Киллиан. И что получится из этой случайной встречи - знает только Бог.

+2

2

Отправляясь в Сторибрук, после того, как проклятие пало, Джонс пообещал своей команде (которая, в общем – то, состояла только из мистера Сми), что это будет ещё одно лихое приключение в их копилку. Но Крюк даже и представить себе не мог, что всё будет настолько «весело».
   Если раньше Киллиан рассекал моря и океаны, чтобы разграбить каких-нибудь бедных и несчастных, что попадутся под руку пиратам, то сейчас он рассекал заасфальтированные улицы города, бегая за Свон, и защищая тех самых «бедных и несчастных». Смешно звучит, не правда ли? Только Крюк думал совершенно иначе. Он и сам уже не помнил тот момент, когда втянулся во всю эту геройскую чушь. Было ли это в Неверленде, где его в первый раз охватило необъяснимое желание спасти чью – то жизнь, а не разрушить. Или же когда он обменивал свой корабль, который служил ему единственным домом, чтобы помочь Спасителю разрушить ещё одно проклятье... Но тут Джонс должен признаться, что делал это не столько из – за спасения всей сказочной братии, сколько ради Эммы. Всё – таки его личные цели были и будут всегда на первом месте, независимо от обстоятельств. Однажды пират – пират навсегда, а посему старые привычки оставались, как бы Крюк не пытался от них избавиться, как бы не старался спрятать их глубоко в себе. Время от времени, его демонам удавалось вырываться наружу и разгуляться за всё то время, что Крюк прятал в себе пирата. Стоило только напомнить ему о том, кем он действительно являлся – безжалостным разбойником. В этом Джонс старательно пытался убедить себя на протяжении многих лет. Но все его убеждения с треском разбились ровно в тот момент, когда он смог найти Свон в Нью – Йорке. Заставляя Эмму вспомнить, он не только разрушил её иллюзии о прекрасной и счастливой жизни, которая, к слову, была фальшивкой, но и кем – то давно установленный канон, что злодеи никогда не меняются.
   Но Киллиан смог изменился, смог встать на «правильный путь». И именно поэтому он сейчас сидел в машине с Дэвидом, который гнался за одним из гномов, что не желал платить бабуле Лукас за обед и в качестве протеста разбил витрину. Ситуация донельзя нелепая, согласитесь? На все доводы Джонса, которые были вполне разумными, Прекрасный отмахивался. Пират закатил глаза и не стал мешать бравому шерифу  в поимке «сверхопасного» преступника. Слишком долго они жили без нападения каких – нибудь злодеев, или без новых проклятий, поэтому жители городка цеплялись за любую возможность поучаствовать в чем – нибудь геройском. Подтверждению этому служил Нолан, который сейчас гнался за гномом. И абсолютно плевать, что последний не сможет никуда деться из Сторибрука, а остальные гномы его притащат за шкварник в участок, но кому какое дело, верно? Всё шло хорошо ровно до тех пор, пока Прекрасный не решил преградить путь впереди идущей машине. Ему это удалось, и он даже поймал убегающего и орущего на всю улицу гнома, но допустил чертовски глупую ошибку – он отдал управление машиной Киллиану. Пират понятия не имел, как управлять этой адской штукой. Черт, да даже в управлении кораблем было проще разобраться, чем в этом. Джонс просто вытянул ноги, так как расстояние между сидением и рулем было очень маленьким, и эта штука поехала. Поехала и врубилась в машину «грозы преступного мира». Как результат – правый фонарь разбит, как и правая бровь Джонса, ругающийся Нолан, и слегка помятый капот. Пока Дэвид разъяснял Крюку масштабы катастрофы, Киллиан молча слушал, закрыв глаза, и думая, что жизнь в Неверленде под руководством Пэна, была не такой уж и плохой.
   После пламенной речи шерифа, Крюк отправился в единственное место, где его были рады видеть (только потому что он хорошо платил), в кафе бабули Лукас. Киллиан любил коротать там вечера и заливаться алкоголем, если, конечно, виски можно назвать алкоголем, но это было лучше, чем пить чай в доме у Прекрасных. Поэтому ближе к ночи пират завалился в кафе. Обычно, в такое время здесь никого не бывало, только гномы, которые каждый раз что – то втирали вдове Лукас под градусом, и пара-тройка человек, которых Крюк не знал, да и не горел желанием узнать. И каково же было его удивление, когда за барной стойкой он увидел мисс Миллс. В том, что это была она, Киллиан ни капли не сомневался. Из всех жителей Сторибрука, Реджина была самой узнаваемой персоной – сказывалось насыщенное событиями прошлое . Пират вскинул брови и поспешил занять место рядом с Королевой. Из всех, кто сейчас мог тут оказаться, она была не самой худшей компанией. — Заливаться спиртным в одиночку – это первый признак алкоголизма — присаживаясь на свободный стул, произнес пират. — А женский  алкоголизм — он окинул её взглядом и чему – то довольно улыбнулся — штука серьёзная.

+1

3

Призраки прошлого никогда не оставит тебя, оно подстерегает везде,  напоминая о совершенных поступках. Если ты Злая Королева, то никакие хорошие поступки этого не изменят, к сожалению. Это стало понятно, после того, как все обвинили Реджину в наложении второго проклятия, хотя она этого не делала, и оправдываться перед людьми, которые открыто тебя недолюбливают, - не собиралась. Да и за что можно любить Злую Королеву? За все жизни, которые она погубила из-за жажды мести? Вряд ли. За одну уничтоженную Корой жизнь, она погубила тысячи таких, без всякой жалости. Фактически вырвала каждого из привычной жизни и перенесла в новое, незнакомое место, для того, чтобы получить свое счастье.
  История с Зеленой открыла глаза многим: Реджина поняла, что хоть и немного, но беспокоится о жителях Сторибрука, они, в свою очередь, - что их Королева не такая уж и злая. Зелена повержена, многие возвращаются к своей привычной жизни, но как минимум у двух человек все в корне изменилось: мэром стала Мэри-Маргарет, а Реджина беспрекословно уступила ей это место. Она была этому рада? Нет, конечно нет. Столько лет посвятить себя этой должности, этому городу и просто так отдать все Снежке, которая только маленькой шайкой гномов управляла, - было непросто. Реджина сомневалась, что у Мэри-Маргарет получится лучше, но вдруг произойдет чудо и город изменится.
   Прошел месяц, но не случилось того самого чуда, все стало хуже. Конечно, не настолько все было плохо, но маленький ребенок и должность явно не уживались вместе и это сказывалось прежде всего на новоиспеченном мэре, а потом уж на Сторибруке. А вот для Реджины этот месяц был настоящим адом, ибо она привыкла работать, а сидеть целыми днями - не для нее. Однако даже в этом она нашла плюс - они почти каждый день гуляли с Генри, и в такие моменты забывала о своей так называемой безработице.
В один из вечеров на крыльце ее дома появилась Снежка вместе с маленьким Нилом. Они долго разговаривали, пожалуй, это был один из немногих вечеров, когда они так спокойно могли поговорить без посторонних. Обсудить все, что у них накопилось за многие годы, этот разговор длился довольно долго, каждой было что сказать. К концу беседы, Снежка отказалась от поста мэра, а Реджина вернула свою привычную жизнь и любимую работу, по которой успела соскучиться.
Это утро Миллс начала с осознания двух прекрасный вещей: у нее вновь есть работа и как раз сегодня ее первый рабочий день. Ей не составило труда подняться раньше обычного, если учесть тот факт, что она на протяжении четырех неделю вставала в районе 9 утра. Выпив кофе и надев черное, облегающее платье с пиджаком, она на своей машине отправилась в мэрию. Реджина, конечно, знала, что работы будет много, но когда вошла и увидела на столе кучу бумаг, которых, словно, было нескончаемый край, то это повергло ее в "легкий"  шок. Она осмотрелась - Снежка успела поучаствовать и в изменении интерьера. - Это же Снежка, что от нее можно ожидать. Хорошо хоть миниатюрных слоников тут не поставила, - закатила глаза Миллс, усаживаясь за стол.
   Реджина проработала целый день, пытаясь хоть немного разобрать документы, но они не заканчивались , как ей казалось. Она проработала целый день, даже не прерываясь на обед, а лишь недолго поговорила с Генри и то по телефону. Со всей этой работой Миллс не заметила, как пролетело время, откинувшись на спинку стула, взглянула на часы - рабочий день уже давно закончился и пора было отправляться домой, но за месяц он ей так осточертел... Меньше всего сейчас хотелось туда, где тебя даже никто не ждет, поэтому она решила поехать в кафе «У Бабушки».
   Реджина быстро добралась до кафе и хотела лишь одного, чтобы там было как можно меньше людей. Естественно, мэр города, сидящая за барной стойкой и заказывающая виски, не могла не обратить на себя внимание присутствующих. Реджина успела выпить уже два стакана, прежде чем скрипнула дверь, которая сообщила о еще одном посетителе. Сначала она подумала, что пришел еще кто-то из гномов и не обратила внимания до того момента, как не услышала знакомый голос.
– Джонс, - произнесла Реджина, даже не смотря на него, и взяла очередной стакан со стойки. - С каких это пор тебя интересует женский алкоголизм? Тем более - мой, - усмехнулась Миллс и выпила содержимое стакана, слегка поморщившись. Частично Реджина была рада его появлению, как-никак лучше он, чем сидеть в одиночку и напиваться. Она взглянула на Киллиана, который уже успел занять место рядом. – Смотрю, твой вечер удался на славу, - взглядом указала на его бровь, – Нолан тебя так разукрасил? Или сама Свон? - не смогла обойтись без колкости Реджина и улыбнулась.

+1

4

Прошла ровно неделя с того момента, как Джонс стал цепным псом стражей порядка. И за эту неделю он успел чертовски пожалеть о так называемом выборе профессии. Но Киллиан прекрасно понимал, что это современный мир, а не Зачарованный Лес. И в современном мире стало несколько сложновато зарабатывать себе на жизнь, опираясь лишь на природное обаяние и пиратские навыки. Платежная система Сторибрука отчего-то исключала в своем обороте дублоны. Как бы пират не пытался пустить в ход честно украденные монеты – его попытки не увенчались особым успехом. Конечно, можно было обменять их на современные деньги, но единственная антикварная лавка в городе принадлежала Голду, а с Крокодилом, как известно, у них были особые отношения, которые и по сей день, остаются «слегка» напряженными. Но, несмотря на всё это, Киллиан мало - помалу привыкал, к современному миру, адаптировался в нём. Он даже стал замечать, что становится одним из тех рядовых жителей города, у которых вся их жизнь – это замкнутый круг, состоящий из до боли банальных вещей. И эта мысль всё никак не давала ему покоя. Давным-давно Крюк выбрал темную дорожку, следуя ей, он пошёл наперекор правилам и законам отнюдь не для того, чтобы впоследствии стать их заложником. Как бы он не хотел этого признавать, но Киллиан Джонс всё - таки сломился под атакой одной из его самых страшных врагов – рутины. Но сегодняшний вечер… Сегодняшний вечер обещает быть интересным.
   — Ничего личного, — ухмыляется Крюк и кивает официантке, чтобы та принесла ему выпивку. Киллиан был завсегдатаем этого кафе, а посему весь обслуживающий персонал уже давно изучил, что пьёт пират. Рома у них, конечно, не было, да и откуда ему быть здесь? Поэтому через минуту перед ним стояла бутылка виски. — Пожалей город. Я не думаю, что ему пойдёт на пользу мэр с алкогольной зависимостью, — заканчивает Джонс и подносит ко рту бутылку, зубами открывая крышку и отплевывая её в сторону - один из минусов, когда тебе отрубает руку Темный маг.
   Киллиан усмехается, когда слышит едкое замечание Реджины в сторону своей разбитой брови. Частично она была даже права, ведь это Нолан оставил его в машине, об управлении которой Джонс не имел малейшего понятия. И если бы Миллс не напомнила ему о «разукрашенном» лице, то пират даже и не вспомнил, что у него разбита бровь. Когда ты теряешь руку, а затем регулярно огребаешь в сражениях – такая мелочь, как рассеченная бровь, совершенно перестает тебя волновать. Но Реджина об этом не догадывалась, а Киллиан ждал этого вопроса. Особенно, учитывая любовь рядом сидящей женщины к сарказму и издёвкам. Крюк разворачивается лицом к своей собеседнице и иронично вскидывает бровь, которая тут же отзывается острым уколом боли, заставляя пирата непроизвольно шикнуть от неприятного чувства. — Как ты успела заметить, я от природы наделен дьявольски привлекательной внешностью, а в этой одежде, — Киллиан крюком поддел свою куртку – я наиболее хорошо собой, чем обычно. И… — его на ходу выдуманную историю о нападении восхитившихся им дам, пресекает взгляд Реджины, который он ловит на себе. Внутренний голос сказал «стоп», заставляя пирата остановиться и тем самым оградить себя от тонны сарказма, коей щедро могла бы его наградить Миллс. Джонс передернул плечами и поднес бутылку ко рту. — Мы так и не нашли  общий язык с той ездящей штукой, —  фыркает пират и делает несколько глотков. На вкус не так уж и плохо, поэтому Крюк решил получше рассмотреть бутылку. Мужчина повел бровями и мысленно отметил, что это место не так запущенно, как он думал всё это время.
   — Твой вечер, насколько я понял, тоже был насыщен событиями? — пират кивнул в сторону стакана, что стоял возле Реджины. Мэр города в подобных заведениях – явление редкое, а мэр, заказывающий себе выпить – почти нереальное. Любопытство берет верх, и Джонс решает устроить допрос. — Неужели в мэрии всё так запущенно? Знаешь, я хотел сделать донос на недобропорядочных граждан, но теперь, я думаю, не стоит, — произнося последние слова, он переводит взгляд на её стакан, а затем, закусывая губу, улыбается. Он не хотел словесной перепалки? Что ж, он только что на неё осознанно нарвался.

+1

5

Реджина никогда не думала, что без привычной работы, иногда ей надоедавшей, будет так тоскливо. Королева, которая привыкла держать все под своим контролем, привыкла, что ее боятся и подчиняются, - резко теряет всю власть и получает светлую магию. Кажется, это не совсем равный обмен. Видимо, Судьба это понимает и возвращает власть Миллс, но уже довольно изменившуюся.
  Как была поражена Реджина, когда узнала, что Крюк помогает Чармингу в полицейском отделе. Сначала это вызвало смех, потом беспокойство за весь Сторибрук, ведь человек, который только и делал, что рассекал море да грабил - стал прилежным гражданином. Но разве тут есть чему удивляться, когда они все - сказочные персонажи? Нет. А вот беседы Реджина Киллиана за стаканом виски и правда вводили в ступор всех присутствующих. По крайней мере тех, кто было еще способен оценивать ситуацию, происходящую вокруг, а таких людей было немного, что не могло не радовать. Лишние сплетни не приведут ни к чему хорошему.
  – Ты частый посетитель здесь, - делает вывод Миллс, наблюдая за тем, как девушка ставит перед ним бутылку виски.– Решил составить мне компанию? - она вернула взгляд на пустой стакан и усмехнулась. – Зато... я перестану быть строгой, кажется, этому город будет рад, - три выпитых почти подряд стакана дают о себе знать, но Реджина все же пытается сохранить остатки разума и не дать ему отключиться. Она смотрит на Джонса, который очень "нежно" обращается с бутылкой, и это вызывает у нее веселую улыбку, затем берет с маленькой тарелочки дольку лимона и съедает его, пытаясь перебить вкус алкоголя во рту и выслушивая его историю.
– Джонс, тебе бы медаль вручить, за такую нескромность, только вот жаль, что сделают ее приблизительно через... никогда, - разделив на слоги последнее слово, она смотрит на него взглядом "да-да, продолжай нагло врать, мне очень интересно" и он замолкает. Удивительно, не правда ли? Один взгляд может заставить человека замолчать, другой - бояться и еще много других, и Реджине определено нравилось пользоваться этим.
– Только не говори, что Дэвид посадил тебя за руль? - Реджина удивленно смотрит на Киллиана, но ответ не нужен - все видно итак. – Не зря я всегда говорила, что он - идиот. Надеюсь, ты никого не сбил? - серьезно (насколько это возможно в этой ситуации) спрашивает Миллс, держа в своей руке наполненный стакан, а затем ставит его на стойку - сейчас не лучшее время для очередного поглощения алкоголя.– Не хватало того, чтобы какой-нибудь житель пострадал из-за необдуманного поступка Нолана.
– Представь, что кто-то целый месяц владел твоим кораблем, при этом частично все в нем разрушая и устраивая беспорядок, - она взяла стакан и, не думая, выпила. – Ах да, его у тебя итак нет, - понимая, что сказала это слишком грубо и что корабль - единственная вещь, которая всегда была с ним. – Извини, - Реджина говорит это тихо, но так, чтобы Киллиан услышал. Пожалуй сейчас, был момент, когда Реджина могла поговорить с ним открыто, но когда это Джонс мог держать язык за зубами? Никогда. Поэтому его последняя фраза окончательно стерла всю откровенность и вернула сарказм на место - и это было хорошо, потому что Реджина могла сказать лишнего или сделать.
  –Ты хотел сделать донос на самого себя? Лавку Голда разорил? Так это не ко мне, это ты ему говори, - хмыкнула Миллс. – А за машину Нолан тебя итак отчитал - я уверенна в этом, - она уловила его взгляд на своем стакане и пальцем пододвинула хрупкую вещь к бутылке. – Угости даму, раз уж рядом сел, - нагло просит Реджина и невинно хлопает ресничками.

+1

6

Джонс молча сидит и внимательно вслушивается в каждое слово женщины, сидящей рядом с ним. Покручивая перстень на указательном пальце, пират, нагло прожигает взглядом свою собеседницу, анализируя каждое сказанное Реджиной слово. В его слегка задурманенную алкоголем голову, вкралась одна пугающая до чертиков мысль: пирату действительно было интересно её слушать. И ещё, что вводило  почти в шоковое состояние – он был готов открыться ей. Уж слишком схожи были их истории: они злодеи, которые как бы ни старались измениться, вызывали у людей только недоверие, смешанное со страхом, которое читалось почти в каждом взгляде. Ведь все их попытки встать на сторону добрячков абсолютно не аннулируют насыщенное не совсем «благородными» поступками прошлое.  Киллиан, ссылаясь на алкоголь в крови, подавляет в себе это желание, быстро прокрутив в голове картину возможных последствий. И ни одно из этих последствий Джонса особо не прельщало. Зачем кому – то давать возможность получить рычаги давления над тобой? Поэтому пират сделал ещё несколько глотков виски, что было не особо разумно в этой ситуации, и продолжил держать оборону, насквозь пропитанную сарказмом и неоднозначными намеками.
  — Почему бы и нет, — Крюк передернул плечами и посмотрел в угол, где бесновали гномы. Его новое положение в системе охраны правопорядка сейчас обязывало пойти и повязать каждого из них, ведь их поведение резко отклонялось от общепринятого. Но Джонс этого не делал, продолжая преспокойно сидеть на своем месте. Во-первых, он выполнил сегодня недельный лимит стража закона, а во – вторых, чтобы показать Реджине, какая компания могла бы её ждать, если бы не явился Киллиан и, как истинный джентльмен, не спас положение. — В противном случае, у тебя есть альтернатива, красавица, — пират указал ладонью на пьяных гномов и усмехнулся. На реплику Реджины о её манере управления городом, он ничего не ответил. Джонс считал, что если бы не Миллс и эта её «строгость», то Сторибрук давно уже развалился на части. Но ей, конечно, об этом знать вовсе не обязательно.
  — Ты просто не видела, как горели у него глаза в тот момент. Я уверен, будь на моем месте Понго, он бы посадил пса за руль, — пират искренне улыбнулся, представляя, как Нолан садит за руль далматинца с серьёзным «держи руль» и выскакивает из автомобиля. Джонс даже не удивился этой картине, которую послал ему его воспаленный мозг. Видимо, всё таки алкоголь дал ему в голову.  — Я не могу просто так сбивать людей, дорогая, я же теперь повязан силой закона. Крюк порой даже сам удивлялся, как это он ещё не воспользовался служебным положением. Чертова идея встать на светлый путь, прочно засела в его голове, что даже немного пугало. Ещё чуть – чуть и он получит «пятерку» по героизму.
   — На моем корабле есть только один капитан, и это я. Любой, кто хотя бы попытался вершить там свои порядки – прошёлся по рее, — Веселый Роджер – больная тема для Капитана. К слову, так он давно перестал себя называть. Джонс потерял это право, отдав свой Роджер в обмен на волшебный боб. Обменяв свой дом на то, чтобы все остальные смогли вернуться в Сторибрук. Единственное, что связывало его с братом, который был всей его семьёй, Киллиан отдал, чтобы помочь всем этим сказочным…товарищам вернуть свой дом. Но для них он всё равно остался грязным пиратом. И снова эмоции захлестнули его с головой, и он, сжав зубы так, что на скулах заиграли желваки, в сердцах опустил бутылку на стойку, слегка перебарщивая с силой.  — О, поверь мне, к мерзкому крокодилу я ни на шаг не приближусь, — усмехнулся Джонс, и развернувшись к женщине, широко улыбнулся. Порой его самого пугали перепады в его настроении. Тем более сейчас. Тем более, когда он позволил себе дать слабину в присутствии Реджины.
  — Если дама настаивает, — заговорчески улыбаясь проговорил пират и пододвинул к себе стакан, задевая её руку своей и нарочито медленно проводя по гладкой коже шершавыми пальцами. Вскинув бровь, и не разрывая с ней зрительного контакта, Киллиан, отточенным до идеального движением, наполнил стакан. — Пожалуйста, — всё так же улыбаясь, продолжает Крюк и подавшись вперед, придвинул бокал к мэру.

+2

7

Реджина, улавливая на себе взгляд, слегка улыбается и, повернув голову, встречается со светлыми глазами Киллиана. Как странно, эта сцена ей кажется до боли знакомой, конечно, если вернуть их на  несколько десятилетий назад, когда он решил, что пробраться в замок Королевы - хорошая идея. Она взглядом пробежалась по лицу мужчины - да, он сильно изменился с того момента, но одно осталось неизменным - крюк, на него и перевела Миллс, вспоминая как с легкостью забрала это сокровище у Джонса.
  Ей уже начинало надоедать, что он ее так разглядывает, наверное если бы здесь стоял датчик, фиксирующий этот наглый взгляд, то он бы пищал, как ненормальный, от превышения допустимого уровня. — Ты просмотришь дыру сейчас или же что-то не так со мной? - вопросительно изогнув бровь, она посмотрела на барную стойку. Надо было срочно перестать смотреть на капитана, ибо в ее голове начали возникать не слишком хорошие мысли. Она пришла сюда не для того, чтобы найти приключения, а просто расслабиться и выпить. Последнее ей уже удалось, а вот с первым придется еще повозиться - пытаться оставить остатки здравого смысла и расслабляться в компании Крюка было почти невозможно.
  — Знаешь, - она посмотрела на гномов, — даже если бы ты не зашел, я бы никогда не присоединилась к этим коротышкам, - Миллс ухмыльнулась. Ей никогда не нравилась эта команда, поэтому общение с ними тщательно избегала. Пить в одиночку ей не хотелось, видимо из-за этого она и приехала сюда, а не вернулась домой. - Из двух зол, как говорится, выбирают меньшее, поэтому хорошо, что ты зашел. Перспектива пить одной мне совсем не нравилась. Реджина и правда была ему рада, и это должно было настораживать, но нет, она даже не задумалась над этим, и продолжила наслаждаться его обществом.
  — В этой ситуации мне искренне жаль пса, ведь Нолан способен и на такое, - засмеялась Реджина. — А потом ко мне прибежит Арчи с жалобами, - она быстро прокрутила в голове эту картину: возмущения Хоппера по поводу собаки, затем объяснения шерифа - это не радовало, и продолжила, — ну уж нет. Лучше ты сопровождай его. По-крайней мере, тут весь удар будет принимать Дэвид, если с тобой что-то случится. Миллс ухмыльнулась и посмотрела на Джонса, в глаза бросилась его бровь, которая явно нуждалась в помощи. — Я бы тебе посоветовала что-то холодное приложить, капитан порядочность. Людей хоть ты и не сбиваешь, но завтра испугаешь своим видом, а еще лучше к Вейлу сходи, - она сама не поняла откуда взялась эта забота в ее голосе, а тем более забота о Крюке, которой сроду не было и не должно было быть.
  — Значит, ты прекрасно понял мое чувство, - да, сравнение с кораблем вышло неудачным, Реджина задела его за живое - это читалось на его лице, ну и еще на действиях с несчастной бутылкой, от звука которой, она слегка дернулась. Она, сама не зная почему, взяла его за руку и слегка сжала. —Ты вернешь себе корабль, - когда-нибудь, - в мыслях добавила Миллс и быстро убрала руку. Она знала, что Крюк не из тех, кто нуждается в сочувствии, но и просто сидеть не могла.
  — Город - то небольшой или бегать от него будешь? Он маг - поймает быстро, - засмеялась Реджина, наблюдая за мужчиной. Она чувствует на своей руке его пальцы и от этого по телу пробегают мурашки, но не прекращает смотреть ему в глаза. Стена сарказма рухнула, оставляя ее без защиты, что слегка усложнило ситуацию. Оставалось только два варианта: уйти сейчас или взять стакан и продолжить пить, полностью теряя контроль над собой.  Но все происходит прежде, чем она успевает решить - тянется к стакану, оставляя всего несколько сантиметров между ними. Реджина долго смотрит на Киллиана, что-то мешает ей оторваться от его глаз. В реальный мир ее возвращает громкий смех одного из гномов. Она отодвигается от него, забирая стакан и опустошая его полностью, пытаясь хоть как-то привести себя в чувство.

Отредактировано Regina Mills (2015-03-08 12:13:16)

+2

8

Не очень удачный день, но весьма интересный вечер, который, каказалось, ничто уже не сможет испортить. Казалось… Пьяные гномы, постоянно что – то орущие, чертова разбитая бровь, боль от которой пульсацией раздавалась в висках – всё это доводило пирата до крайней точки кондиции. Ещё немного, и он лично каждому из этих коротышек устроит увлекательное турне в мир боли и страданий, благополучно забыв о статусе помощника шерифа. Но желание пойти и раскидать гномов по разным углам, с головой накрывало несколько другое, которое было в сто крат сильнее жажды крови, желание. Списав всё это на явный передоз алкоголя в крови, Киллиан продолжил то, на чем остановился  – нагло разглядывал свою собеседницу. Пират прошёлся взглядом по лицу Реджины, и опустил глаза вниз, задерживая свое внимание на зоне декольте, мысленно отметив для себя, что раньше он никогда не обращал внимания на то, какая у этой женщины потрясающая фигура. Ну, или не хотел замечать. От совсем не джентльменских  мыслей касаемо сидящей напротив него женщины, его вывел её же голос.
   — Мм? — протянул Киллиан, моргнув, и возвращая свой взгляд выше. Черт бы его побрал. Обычно, Крюк слышит и замечает всё, что происходит вокруг него – будучи капитаном пиратского судна порядком трехсот лет, этот навык у него был отточен до идеального, но именно сейчас почему – то решил взбунтоваться и дать сбой. И именно сейчас Джонс не услышал, о чем она говорила, а посему просто пожал плечами и отодвинул от себя уже почти пустую бутылку виски. — Я не Спаситель, но видимо сегодня я спас вечер, —  Киллиан вскидывает брови и делает глоток рома из фляжки, которую он несколькими секундами ранее достал из внутреннего кармана куртки. Всё - таки никакое пойло не сможет заменить ром.
   — Оуу, — протягивает мужчина, а его губы расползаются в кошачьей улыбке. — Неужели это забота? Крюк вопросительно выгибает ту самую несчастную бровь и шикает от резкой боли. Оглядевшись по сторонам и не найдя ничего более холодного чем его крюк, Джонс прикладывает почти ледяной метал к месту ушиба. Холодок быстро расползается по горячей коже и Киллиан довольно улыбается. — Спасибо, лапочка. Дальше всё происходит как – то слишком быстро для его пьяной головы: он отдает ей остатки виски, подается вперед и встречается с ней взглядом. Нужно отметить, что здесь время словно остановилось, и пират, как завороженный продолжал смотреть женщине в глаза. Киллиан словно тонул в её взгляде, а окружающее для него совершенно переставало существовать. Даже гномы, которых, наверное, слышала вся улица, сейчас внезапно замолкли. Его лицо находилось всего в нескольких сантиметров от её так, что подайся пират чуть вперед, и он бы коснулся своими губами её губ. И послав всё к черту, Джонс  так и сделал, но в самый последний момент раздался громкий смех  одного из гномов, а Реджина быстро от него отпрянула. — Чертов… — Крюк прикрыл глаза и вздохнул. Нет, всё – таки сегодня Сторибрук не досчитается одного из коротышек.
   Киллиан встал со стула и подошёл к Миллс со спины. — Тебе не кажется, что здесь стало слишком шумно? Пират бросил гневный взгляд на источник шума. —Так что, — он медленно наклонился ближе к женщине, почти касаясь своей грудью её спины.  — Мы можем найдём более спокойное место, —  тихо произнес мужчина, касаясь своими губами её уха. — Алкоголь и шум  —вещи не совместимые, уж поверь мне. По крайней мере, ты так будешь считать на следующее утро, —  Киллиан переходит на шепот, точно зная, что Реджина его услышит во всем этом шуме.

+2

9

Краем глаза Реджина смотрит на Киллиана, который уже успел перевести свой взгляд на ее декольте. Она улыбнулась, вспоминая, что у этого платья довольно не маленький вырез, но совсем не пожалела, что выбрала его. У него было достаточно времени изучить ее фигуру в Зачарованном лесу: платья там были куда откровенней. А Миллс еще тогда оценила тело капитана, на пятерку, конечно же, и сейчас ничего не изменилось - он так же шикарно выглядел.
  И прошло уже несколько минут, как Реджина задала вопрос и, видимо, только сейчас до капитана дошли ее слова, но ответа так и не проследовало. Понимая, что он просто ничего не услышал, она не смогла не упустить этот момент, а непонятное пожатие плечами придало огня ситуации. — По - твоему, я как-то не так выгляжу?- воспользовавшись тем, что он не услышал первого вопроса, задала второй. Всем телом обернувшись к нему, медленно закинула одну ногу на другую, касаясь острым носиком туфли его ноги. — Или же декольте куда интересней, чем я? - тихо произносит Реджина и вопросительно смотрит на Киллиана. Один ноль, этот раунд она выиграла, поставив в тупик Крюка из-за его же чрезмерного внимания к ее телу.
  — Признаться, я думала, что этот вечер уже ничего не спасет... но ошибалась, - она обратно развернулась к стойке и схватила с тарелочки лимон. — В тебе есть черты спасителя, только интересно откуда они взялись, - ухмыльнувшись, она съела дольку фрукта и посмотрела на Киллиана, который уже успел достать флягу. — Всегда хотела спросить, откуда ты столько рома берешь? Он у тебя никогда не заканчивается, - указывает на вещь в его руках, зная, что там всегда находится одно и то же. Никогда не меняется ни фляга, ни ее содержимое.
  — Допустим, забота, - поворачивает голову и смотрит на Киллиана: — О людях, которые тебя завтра увидят. Ничего личного, - Реджина пожимает плечами, делая вид, что так оно и есть, однако уже давно заботится о каждом жителе, даже об этих гномах. Она наблюдает, как он прикладывает крюк к ране и качает головой.  — Давай попробую я, думаю, справлюсь лучше,- она отодвигает его крюк и второй рукой возле раны, пропуская поток магии через нее и слегка касаясь его лица, и бровь возвращает себе состояние до аварии. Реджина любуется проделанной работой и довольно улыбается. — Еще раз назовешь меня лапочкой, - хватает за подбородок и приближается к нему, — я обеспечу тебе следующую рану. Она отпускает его лицо, но не отводит взгляд.
  Как же Реджине хотелось сейчас использовать магию и перенести этих гномов куда подальше. Во-первых, они создавали больше шума, чем, наверное, весь Сторибрук, а во-вторых, сильно раздражали Миллс, да и Киллиана, как она поняла, тоже. Он чуть ее не поцеловал, а этот гном ее вразумил своим смехом. Только вот она не хотела, чтобы кто-то их отвлек, она была готова ответить на поцелуй. И даже больше, Реджина хотела этого и ни капли не испугалась своих мыслей.
    — Здесь шумно последний час, - она отклоняется назад и прижимается к груди Киллиана с хищной улыбкой на лице.   — У меня дома есть отличный виски, - она разворачивается и смотрит на него снизу вверх, пальчиком захватывая рубашку и наклоняя к себе, касаясь своим носиком его носа. — Если ты, конечно, меня не боишься, - шепчет ему в губы эту фразу и на секунду задерживается, собираясь его поцеловать, но не делает этого и встает со стула, хватая свою сумку с соседнего стула. — Не отставайте, капитан Крюк, вдруг заблудитесь, а потом ходи и ищи вас, - с улыбкой произносит Реджина и выходит из кафе.

Отредактировано Regina Mills (2015-03-15 21:03:18)

+2

10

Если бы в Сторибруке вели подсчет всех  так называемых «проколов»  среди жителей города, Крюк был бы на одном из первых мест. Он однозначно лидировал бы в этом списке, возглавляя его.
   В последнее время госпожа Фортуна прямо – таки виртуозно избегала «общества» пирата, при этом не забывая каждый раз напоминать о себе. За черной полосой следует белая, верно? Как бы не так. Она появлялась только для того,  чтобы потом вновь ускользнуть… до следующего раза. Раза, когда эта дамочка будет так нужна, но которая, увы, вновь отворачивалась от Джонса, помахав тому ручкой. Пират уже давно привык к такой невероятной «щедрости», коей его одаривала Фортуна, а поэтому ко всему относился скептически, когда другие в панике метались из угла в угол.
   Орущие гномы? Завтра они заметно поубавят свой гул, сидя в участке. Разбитая машина? Эта штуковина не принадлежала Джонсу, посему его мало волновало состояние автомобиля. Разбитая бровь? Она уже вернула себе прежнее состояние, благодаря магии Реджины, на что он ей благодарно кивнул и улыбнулся.
   Почувствовав теплую руку у себя на подбородке, Крюк удивленно вскидывает бровь и усмехается. — Тебе не кажется, что королева должна быть более утонченной? Даже в угрозах, — нагло улыбаясь, спрашивает Джонс, вглядываясь в её глаза, и упорно не желая разрывать зрительного контакта. — Если после этого, — пират сделал акцент на последнем слове, — я должен был хотя бы испугаться, то… — самодовольно искривив губы в усмешке,  Джонс  отрицательно покачал головой, — тебе нужно быть более изобретательной,  душа моя, — заканчивает Киллиан, лениво растягивая слова.
   — Заблужусь? — мысленно переспрашивает пират, провожая Реджину взглядом.  Даже будучи в незнакомых ему водах, Крюк никогда не сходил с пути и не терял ориентиров, прекрасно обходясь без секстанта и прочих к нему прилегающих. Звездное небо заменяло Киллиану  тысячи «рисунков» на бумаге, освобождая его от надобности в перевозке тонны макулатуры, именуемой «карта»,  которая не особо находила применения ни как у Капитана, так и ни у его команды, а только служила лишним балластом и кормом для крыс. И при всём при этом Веселый Роджер никогда не блуждал в неизвестных Крюку водах. Всё – таки он был чертовски хорошим капитаном.
   Услышав звон колокольчика над входной дверью, который оповещал о том,  что заведение не досчитается одного посетителя, а так же, который вырвал его из сеанса самолюбования, Джонс резко подскочил с места  и направился следом за Миллс. Кинув на стойку пару купюр, Крюк поспешил ретироваться из кафе. Уже на улице догнав Реджину, Киллиан  ухватывает её за руку своим крюком, заставляя остановиться и развернуться лицом к нему.
   — Это плохие манеры, ваше величество, оставлять мужчину пить в одиночестве, — свободная рука ложится на талию женщины, притягивая её ближе, почти вплотную к себе.  Довольно улыбаясь, Джонс делает шаг вперед, заставляя Реджину отступать  назад, где всего в нескольких метрах от них находился какой – то магазинчик. Несколько шагов, и Киллиан зажимает её  между стеной и своим телом. Он резко обхватывает рукой талию Реджины, впиваясь в её губы жадным поцелуем. Настойчиво и властно, но с долей терпкой нежности, полностью кидаясь с головой в этот омут. — Стоит ли мне напомнить тебе, что такое хороший тон? — выдыхая, спрашивает Крюк, склоняясь к шее женщины и  оставляя на ней влажные следы от поцелуев. Волновало ли пирата, что они стоят посреди улицы? Нет. Что их мог кто – либо заметить? Абсолютно нет.

+2

11

Реджина всегда знала, что этот городок просто не может жить спокойно. Здесь обязательно должно что-то происходить, хорошее или плохое, но должно. В конце концов, каковы жители, таков и городок. А жители здесь - герои сказок, которые всегда находят приключения, не говоря уж о самой Королеве, создавшей это место, поэтому не удивительно, что город находит свои приключения. Невозможно жить в полностью идеальном мире, потому что его просто не существует.
  Вот и мэру удалось найти приключение на свою голову, а началось оно с появлением Киллиана. Уже тогда Реджина поняла, что если не остановится пить, то это ее заведет не на ту дорогу. Но Королева всегда любила рисковать и не боялась последствий. Давно пора было разбавить жизнь, если уж она никого больше не убивает, то повеселиться просто обязана, несмотря на свой статус.
  Добрые дела на сегодня сделаны, точнее одно дело - вылеченная бровь капитана, и этого она была бы и не делать, но смотреть весь вечер на такую "красоту" не было желания. Реджина ожидала, что Киллиан выкинет какую-нибудь фразу про магию или ее необоснованную помощь, но нет. Видимо, алкоголь слишком сильно ударил ему в голову.
  Реджина смотрит на Киллиана, медленно водя большим пальцем по краю его нижней губы и не отрывая взгляд от его глаз, которые затягивают, как водоворот, или так действует алкоголь. В любом случае, оторвать от них практически нельзя. — Если бы это была угроза, дорогой, ты бы это почувствовал и испугался, поверь мне, - его усмешка придает только огня, Реджина опускает взгляд на его губы, а затем возвращает его обратно. — Ты даже представить себе не можешь, насколько я изобретательна, - шепчет Миллс, что придает фразе совсем иной смысл, чем должен быть. Она улыбается, наблюдая за тем, как Крюк изменился в лице. Эта фраза явно сделала свое дело, Миллс усмехнулась и отпустила его лицо.
  Ветер ударяет в лицо женщины, когда она  выходит из кафе, и слегка отрезвляет, приводя мысли в порядок, насколько это возможно, после всего выпитого алкоголя. — Реджина, ты что делаешь, - она закрывает глаза и в мыслях отчитывает себя же. — Это же Крюк... дьявольски привлекательный Крюк. Черт, Миллс, соберись, - она сжимает руки и направляется к дому. Странно, но она хочет, чтобы он пошел за ней и ничто не погасит это желание. Разум говорил, что это неправильно, что так нельзя, а вот тело жаждало мужского внимания и Реджина тоже.
  Сзади она услышала шаги, сразу стало понятно, что Киллиан догнал ее. Миллс расплылась в улыбке и хотела повернуться, но он сделал это за нее, резко схватив крюком за руку. — Тебе не привыкать, сладкий, - усмехнувшись, почувствовав, что полностью прижата к телу мужчины, и совсем не сопротивляется этому. Он делает шаг вперед, отчего она вынуждена шагнуть назад - своеобразный танец, который заканчивается, когда спина упирается в стену. Реджина не успевает прийти в себя, как Киллиан нарушает ее личное пространство с поцелуем. Хотя, они нарушили его с начала вечера, однако никто не был против. Миллс почти сразу отвечает на этот жаркий поцелуй, обводя языком его губы, а руки сами обхватывают мужчину за шею, прижимаясь к нему всем телом, насколько это возможно.
  Она не успела отдышаться, как чувствует на своей шее его губы. — А тебе стоит ли напоминать, что есть правила приличия, - поцелуи сводят ее с ума и если он не остановится, то магазинчик, к которому прижата мэр, завтра будет иметь совсем не презентабельный вид.— Киллиан, - голос звучит слишком тихо, но он слышит, а руки упираются в грудь мужчины, призывая остановить. И это работает. Во взгляде Крюка явно читается непонимание, а Реджина с улыбкой берет его за руку и переносит их в особняк в гостиную. — Так лучше, - она тянется к мужчине за еще одним поцелуем, только он совсем не нежный, он переполнен страстью - Реджина ничего не может с собой поделать, ей хочется его целовать. Много и долго.
— Мы завтра будем жалеть об этом, - произносит она, прижимаясь своим лбом ко лбу мужчины. Но она хочет этого здесь и сейчас, а то, что будет завтра - ее не волнует. Она чуть отстраняется, но их лица все еще слишком близко, встречается с глазами Киллиана, ища в них ответ на не произнесенный вопрос: хочет ли он этого?

+2

12

Шторм.
   Если бы Джонс мог сравнить эмоции, что он сейчас испытывал, то совершенно точно выбрал бы шторм. Это ощущение могло сравниться с тем, что испытывает капитан корабля, когда теряет контроль над судном, из последних сил пытаясь удержать его на плаву под яростными порывами шквального ветра. Последние остатки здравого смысла разбивались о твердые стены дикого желания, словно волны о борт корабля. Разум Крюка  принимал последние бесполезные попытки убедить своего хозяина в неправильности его действий. Разум твердил ему, что Киллиан не должен сломаться, не должен поддаться желаниям. Только вот последний его совершенно не слушал, абсолютно точно решив, что из этого «шторма» ему выбраться не удастся.  Чувства, словно штормовой ветер, всё время продолжали усиливаться, и если он вовремя не остановится, то потеряет над ними контроль.
   Только Джонс не хотел останавливаться. Капитан шёл на дно вместе с кораблем, отдавая чувствам полный контроль над затуманенным рассудком, который упорно цеплялся за сознание Киллиана, не позволяя тому полностью слететь с катушек. Эта нервная борьба довольно быстро закончилась, позволяя пирату отбросить все принципы к чертям и полностью отдаться желаниям.
   Крюк чувствует, как руки Реджины скользят вверх по его груди, но не уделяет этому особого внимания, продолжая покрывать поцелуями шею женщины. Не обращает внимания ровно до тех пор, как она упирается рукам в его грудь, заставляя пирата остановиться. Нехотя, Джонс выполняет это требование и на миг отрывается от её шеи, смотря в глаза женщины полным непонимания взглядом. Едва в его голове сформулировался вопрос по поводу этой своеобразной заминки, как заметив улыбку, которая коснулась губ Реджины, а затем, почувствовав её теплую руку на своей, все вопросы исчезают. Пират усмехается и крепче сжимает руку мэра, позволяя ей сделать то, что она так хорошо умеет.
   Мужчина не успевает толком осмотреться, как губы Реджины вновь накрывают его. Джонс отвечает на поцелуй, закусывая нижнюю губу женщины, в то время как его рука скользит по её бедру, задирая край платья вверх.   — Истинный мэр. Заботишься о последствиях в то время, когда следовало бы на них наплевать, — усмехаясь, хрипло шепчет мужчина, прижимаясь своим лбом к её, пытаясь отдышаться.  Встретившись с взглядом Миллс, Киллиан заговорщически улыбается. — Не думай об этом, дорогая, — он проводит губами вверх по линии её скул, и прикусывая мочку уха выдыхает:  — До завтра у нас ещё много времени.
   Зацепив крюком край платья на плече Реджины, Джонс с силой дергает рукой в сторону, после чего раздаётся характерный звук рвущейся ткани. Киллиан никогда не отличался особой аккуратностью. Властно подтолкнув женщину к дивану, что стоял в нескольких шагах от них, пират стягивает свою куртку, которая сразу же отлетает в сторону. Крюк притягивает к себе Реджину, чуть наклоняясь вперёд, и заставляя её опустится на диван. Нависнув над женщиной, он снова целует её, одновременно  стягивая с неё платье, которое уже трижды успел проклясть за вечер.
— Из этого шторма тебе не выбраться, приятель.
   Вот только он и не хочет выбраться.

Отредактировано Killian Jones (2015-04-14 18:48:52)

+2

13

Кто бы мог подумать,  что Реджина и Крюк когда-нибудь дойдут до этого: жаркие поцелуи, страстные объятия, которые заставляют забыть обо всем, что их окружает. Они были слишком разные. Огонь и вода, причем как в прямом, так и в переносном смысле. Видимо поэтому их и тянуло друг к другу в этот момент, в Реджине разгорался огонь, а Киллиан готов был его потушить, перед этим с головой окунувшись в это пламя. Кажется говорят, что противоположности притягиваются?  Так вот сейчас Реджина готова согласиться с этим выражением.
  Где-то в глубине души голосок твердил ей, что это неправильно, только Миллс, осыпанная этими возбуждающими поцелуями, его не слышала и не хотела слышать. Он обычно не приносит ничего хорошего, а делает жизнь однообразной. Реджина скучает по своей Злой Королеве, которая ни к чему не прислушивалась и делала все, что хотела, наплевав на всякие правила. А сейчас... сейчас Королеву с приставкой "злая" сдерживает Генри, не давая матери погрузиться во мрак, из которого она с таким трудом выбиралась. Только и об этом она успешно забыла. Иногда все же стоит пойти на поводу у своих тайных желаний, куда бы они тебя не привели, иначе вся жизнь пройдет без интересных воспоминаний и секретов, которые никому нельзя рассказать. У Миллс уже появился один такой, как и у Киллиана. И этот секрет они буду хранить всю свою жизнь.
  Реджина инстинктивно прижимается к мужчине, чувствуя, как его рука медленно задирает платье. Одной рукой она обхватывает его шею и приближается к его губам, но не целует. ─ Кто-то из нас же должен о них позаботиться, - Реджина открыто дразнит его, проводя губами по его шее и опаляя ее горячим дыханием. Медленно отрывается от его шеи и носом утыкается в уголок его губ. ─ Не думаю, что завтра ты пожалеешь о том, что проснулся в шикарном особняке, - улыбается Реджина, полностью отдаваясь его поцелуям. Да, он абсолютно прав, до завтра у них еще целая ночь. Необыкновенная и жаркая ночь, и о ней они вряд ли буду жалеть.
  Когда Реджина почувствовала холодный крюк на своем плече, по телу пробежали мурашки. Она прекрасно поняла, что он хочет сделать, но остановить не успела и лишь почувствовала,  как платье порвалось. Только Миллс хотела отчитать Киллиана за его неаккуратность - он толкнул ее к дивану. Она не сообразила, что происходит, просто в один миг, она оказалась на диване, а над ней нависал Крюк. Реджина резко притягивает его к себе для поцелуя, ладошкой пытаясь нащупать пуговицы его рубашки. Но в голове у нее созрел немного иной план, как поступить с этой частью одежды. Реджина открывается от его губ и с коварным взглядом находит его глаза. Найдя первую пуговицу, она, взявшись руками за ворот рубашки, рвет ее - пуговицы, все до единой, падают на пол, а  Реджина быстро снимает с мужчины рубашку и откидывает ее в сторону. Она целует Киллиана, настолько страстно, насколько это возможно, помогая ему снять с себя платье.
  ─ А что, если я скажу, что ты порвал дорогое платье, - она откидывает свой наряд в сторону рубашки, прижимая мужчину к себе. Реджина толкает его на диван и садится сверху. Ладонью она проводит по его груди и, наклоняясь, целует его плечи, слегка кусая их.
  Ночь обещает быть длинной и приятной.

+1


Вы здесь » TRIQUETRA » Stranger In A Strange Land » Let's send all to hell?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC