TRIQUETRA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TRIQUETRA » Stranger In A Strange Land » "Полнолуние"


"Полнолуние"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"Полнолуние"

http://frame3.loadup.ru/ff/a5/1619369.3.3.jpg
<< Сторибрук, ночь, улица, фонарь, аптека полнолуние. Руби Лукас, Кетрин Пирс>>

Сюжет игры

Первое обращение Руби после снятия проклятия Реджины. Став волком, она начинает нападать на других и наталкивается на случайно оказавшуюся в Сторибруке Кетрин. Будь на месте Петровой обычный человек, вряд ли ему удалось бы выжить после встречи с оборотнем, но это же Катерина! И она не готова вот так вот просто умереть от зубов волка.

примечание

Таймлайн: середина 2 сезона ОВС, 3 сезон ДВ

Отредактировано Katherine Pierce (2015-02-26 17:39:58)

+1

2

Покажи мою дорогу,
Силой надели сполна,
Проведи меня немного,
Дальше я пойду одна.

Руби любит лунные ночи. Руби не любит сидеть дома, а в набирающую силу луну Бабушка не выпускает её на улицу. Даже вечерние смены в кафе заканчиваться раньше обычного и бабуля даже не заставляет её корпеть над отчётами в попытках «передать бразды правления», но девушка не испытывает при этом ни малейшего чувства благодарности.

Проклятие пало, но Лукас, наверное, единственная, кому это не принесло облегчения, ведь она теперь снова помнит кем является. И поэтому Руби снова ненавидит красный, как когда-то раньше в Зачарованном лесу. При этом она неизменной улыбкой встречает посетителей, но уходя из кафе в опускающиеся на город сумерки, девушка смотрит на растущую луну и ждёт. Ей больше не страшно. Страх остался там, в холодных зимних сумерках в лесной чаще вместе с тем, что некогда было Питером, страх остался в Зачарованном лесу, в который им никогда уже не вернуться из-за того что существует этот город, «всё такой же проклятый» и ничуть не сказочный. По меньшей мере Руби уверенна что здесь её точно не ждёт счастливый конец. А если ждать счастья неоткуда, то может быть принять как данность свою волчью натуру? Ведь когда-то мать научила её этому, стоило вытащить из глубин памяти полученное знание. 

Но мысль об этом не мешает девушке сбегать по ночам в лес что окружает город.  Иногда она подолгу стоит у городской границы в предрассветных сумерках в надежде набраться смелости и переступить заветную черту, вырвавшись, забыв обо всём что лежит на душе тяжким грузом. Там, за чертой, никто не знал бы о ней, там никогда бы её не назвали оборотнем, потому что она перестала бы им быть. Но каждый раз то, что называют родственными узами, заставляет отступить от границы города  (впрочем, страх остаться одной среди незнакомого мира тоже есть, но Шапка никогда себе в этом не признается).

Первое обращение за 28 лет. Руби не могла позволить бабушке удержать её. Жизнь в Сторибруке была до того пресной, что лишить себя удовольствия быть хотя бы свободным волком девушка не могла. -Я постараюсь никому не причинить вреда. Мне просто нужно вернуть чувство себя. - думает она, выбираясь из дома. Тихо, Бабушка спит, а у внучки ведь едва хватило терпения дождаться, пока пожилая родственница удалится к себе. Спит вдова Лукас обычно чутко, но сегодня она, кажется, очень устала. Внучке удаётся сбежать без последствий.
Улицы города  - как в классическом викторианском романе - уже пусты в этот час, потому что большинство горожан примерны и законопослушны, или слишком трусливым чтобы связываться с мэром. Беспорядки случаются только когда магия или авторитет Реджины падают ниже установленной ею же нормы. Но ведь никто не узнает о её вылазке, а значит и неприятной беседы в холодном кабинете мэра ей удастся избежать.
Руби лавирует по улицам, ныряет в переулки и вскоре оказывается на дороге в лес, а оттуда рукой подать до городской черты. -Которую я снова не переступлю. - со злостью на саму себя думает Лукас. Но обращая взгляд на луну, успокаивается. Скоро к ней вернётся часть её природы и она будет свободна от условностей жизни в этом городе хотя бы на ночь.
...Для волчицы охота по настоящему удачна, а вот помни она что натворила, вновь обернувшись к утру человеком, но волк в Шапке не знает жителей города так хорошо как она. Этой стороне её натуры не понять что она вновь чуть не загрызла человека. Волк в ней доволен как сытый кот, после той же удачной охоты на мышей. Мелкую добычу в виде зазевавшихся ночных зверушек Лукас прячет. До рассвета остаётся ещё достаточно времени, и волчица не собирается прекращать охоту.
Руби сидит в тени деревьев почти у самого края городской черты. Несколько мгновений назад Сторибрук наверное содрогнулся от волчьего воя, но теперь она снова затихла, устала. За долгие годы она вновь почувствовала себя волком, но кажется совсем растеряла навыки выносливости. Но это хорошее самооправдание, почему она не может управляться с своим внутренним естеством.
...Всё происходит в одно мгновение. Дорога, ведущая в город освещается фарами приближающейся машины. В Сторибруке не бывает незваных гостей. Руби настораживается и напряжённо вглядывается в предрассветные сумерки. Автомобиль ведёт себя слишком странно, кажется что его водитель как минимум не слишком трезв. Но нет, вышедшая из авто девушка не выглядит опьянённой. Скорее всего она в не меньшем недоумении чем наблюдающая за ней Шапка, однако при всей своей растерянности внезапная гостья беззащитной не кажется. Она решительно переступает черту, а Руби продолжает также пристально наблюдать за её действиями.

Отредактировано Ruby Lucas (2015-02-28 23:16:51)

+2

3

Сколько мест она сменила, прежде чем судьба занесла её в штат Мэн – не сосчитать. Один преследователь сменился другим, и Кетрин снова была вынуждена пуститься в бега. Вот только теперь менять города приходилось всё чаще, а скрываться всё тщательнее… Новый желающий поквитаться с Петровой за всё хорошее был куда более искушён в сыске, нежели Клаус. Первородный уже отомстил  той, что сорвала столь желанный для него ритуал, убив её семью, и потому раздобыть голову самой Кетрин было для него уже не столь важно. К тому же у него были годы, десятки, сотни лет на поиски, и он не особо спешил. Ну а после того, как Клаус стал гибридом, Пирс и вовсе перестала его интересовать . …чего нельзя было сказать о братьях Винчестерах – охотников на сверхъестественные создания, которые были людьми и, зная о скоротечности человеческой жизни, предпочитали не откладывать дела в дальний ящик. Целеустремлённые ребята! И вот теперь их целью стала Кетрин. Если быть точнее, она умудрилась стать навязчивой идеей одного из них, и несколько раз ей лишь чудом удалось избежать встречи с Дином, которая могла завершиться весьма плачевно для одного из них. Вероятнее всего, для неё самой. А Кетрин вовсе не спешила умирать. Вот почему она снова сидела за рулём автомобиля и с мрачной решимостью вглядывалась в одну из многочисленных дорог штата Мэн, освещаемую лишь светом полной луны, да фар её подержанной Хонды, которую она при помощи вампирского гипноза позаимствовала у одного бедолаги.
Машина быстро и ровно ехала по пустой трассе, как вдруг что-то пошло не так. Автомобиль повело куда-то в сторону, и Кетрин стоило огромных усилий удержать его на асфальтовом полотне. Какое-то время Хонда снова шла нормально, но потом опять вышла из-под контроля, начиная выписывать зигзаги. Хоть Пирс и была бессмертной, но рисковать лишний раз не хотелось. Если машину вдруг занесёт и она, не дай Бог, загорится, это путешествие может стать последним в жизни Кетрин. А облегчать задачу братьям Винчестерам коварная и эгоистичная вампирша не собиралась.
Предусмотрительно снизив скорость, Кетрин продолжила свой путь. Но у железного коня, видимо, были другие планы на этот счёт, потому как он вдруг фыркнул и заглох.
- Отлично! – сквозь зубы раздражённо процедила Кетрин и в сердцах стукнула ладонью по рулю. Вот только этого ей сейчас и не хватало! Застрять ночью посреди дороги – ну просто замечательно!
Выйдя из салона, вампирша зло пнула колесо и полезла под капот. Хотя какой смысл в этих манипуляциях, если она всё равно ничерта не смыслит в слесарном деле? Махнув рукой на это бесперспективное занятие, Кетрин зашагала прочь от бесполезной груды металлолома. Она не знает усталости, не боится света, так что вполне может дойти пешком до ближайшего города, а там раздобудет новую машину.
В какой-то момент мисс Пирс показалось, что воздух вокруг неё сгустился и завихрился, но это странное ощущение покинуло её практически сразу же. Видимо, организм просто так отреагировал на случившееся.
По обеим сторонам дороги её обступал густой и мрачный лес. Ночную тишину нарушал лишь стук её высоких каблуков по асфальту, да шелест листьев, когда мягкий порыв ветра играл кронами деревьев. Но среди этого безмятежного спокойствия в лесной чаще вдруг блеснули жёлтым пламенем два тусклых огонька - глаза зверя. Кетрин инстинктивно обнажила клыки.

+2

4

С каждой секундой незваная гостья всё меньше нравится волчице. Янтарные глаза неотрывно продолжают наблюдать, а лапы инстинктивно скребут землю. Ещё немного и она просто накинется на эту девчонку. Она чужачка, она небезопасна. Руби чувствует это, хотя девушка на вид ничем не отличается от обычной горожанки, даже той же, что бродят по улицам Сторибрука, каждый день заходят в её кафе, берут крепкий кофе со сливками и кусок "пирога дня", но это лишь на первый взгляд. Руби чувствует что девица далеко не так проста. И ей лучше в городе не появляться. Возможно, даже гуманнее, если она сейчас перегрызёт девушке горло, чем там попадёт в руки мистера Голда или мэра Миллс. С теми невозможно договориться: никто ещё не покидал город не поплатившись за это.
Но все воистину гуманные намерения растворились как предрассветный туман вокруг. Гостья явно в помощи не нуждалась. Более того, девчонка кажется почувствовала её присутствие. Совсем не так, как чувствуют люди. Вместо того чтобы отступать и бежать прочь, незваная гостья...обнажила клыки.
Все чувства в Руби накалились до предела, ещё немного и она бросится на девушку, потому что теперь видит в ней не возможную жертву проклятого города, а соперницу, так явно и демонстративно вышедшую на тропу войны. Впрочем, разве следовало ожидать иного, если сама волчица не была дружелюбно настроена?
Руби никогда ничего не боялась будучи волком, поэтому вышла из укрытия, также обнажая клыки; тоже своего рода приветствие, подобно дуэлянтам, отсчитывающим шаги от барьера. Только их шаги на сближение.
Лукас рычит с неприкрытой ничем агрессией, девчонка стала ей неприятна ещё больше, потому что вела себя не так, как ожидала Шапка; с другой стороны, гостья разжигала уже идущий было на убыль охотничий азарт. Но теперь "добыча" была равна ей по силам и сдаваться не собиралась.
Волчица приближается, хотя делает круг-другой на некотором отдалении, скалит зубы. Предрассветную тишину прорезает её озлобленное рычание. Она даёт возможность сопернице кинуть ответный вызов, но едва выдержав дистанцию бросается на девушку. Повалить девчонку на каблуках удаётся, однако та оказывает такое яростное сопротивление, что оказывается сильнее, и Руби отшатывается на несколько мгновений в сторону, что позволяет девушке принять практически исходное положение. Волчица озлоблена; снова рычит и надвигается на девушку, заставляя отступить к городской черте. Скоро рассвет. Или она переступит черту и исчезнет, также как город сотрётся из её памяти, или подвергнется пыткам, которые, возможно, никогда в своей жизни представить не могла. Но девчонка сопротивляется, ею руководит то, что необъяснимо для Руби, хотя между ними определённо есть что-то общее, но волчица не в силах понять что именно. Впервые она досадует что волк не умеет говорить.

***

Очень хотела вставить хоть какое-то подобие речи, но пока это невозможно. Надеюсь будет за что зацепиться.

+1

5

Инстинкт самосохранения, которому Кетрин привыкла доверять, не подвёл её и в этот раз. Почудившаяся ей опасность оказалась весьма реальной, и она воочию смогла в этом убедиться, когда из лесной чащи, напряжённо изогнув спину и ощетинившись, вышел волк. Медленно и осторожно ступая лапами по мягкой земле, зверь приближался к ней, вот-вот готовый наброситься на свою жертву. Вот только Петрова была против таких раскладов. Она не любила ощущать себя жертвой, и тем более не хотела себя чувствовать таковой сейчас, когда едва-едва сумела ускользнуть от охотника, мимолётная интрижка с которым чуть не стоила ей жизни. Потеряв ненадолго её след, что позволило ей провести последний месяц довольно мирно и спокойно, Дин, подобно хорошо выдрессированной ищейке, снова напал на него, и теперь гнал её на восток страны. И путешествие продолжилось бы дальше, если б не неожиданная поломка машины, заставившая брюнетку задержаться в этом Богом забытом месте.   
Кетрин с напряжённым вниманием следит за передвижениями волка, который, в свою очередь, не сводит глаз с неё. Каждый из них чувствует в другом смертельного врага и готовится к неминуемой схватке. Клыки обоих обнажены, они стараются напугать друг друга, демонстрируя свою силу и предупреждая о возможных неприятных последствиях. Некоторое время длится это молчаливое сражение взглядов, но затем звериный оскал обезображивает морду волка, и он с диким рыком бросается на Пирс.
И хотя вампирша ожидала нападения, ей всё же не удаётся увернуться, и животное всем своим весом обрушивается на неё, пригвождая к земле. Волк злобно хрипит, лязгая зубами, капли его слюны попадают Петровой на лицо, и она брезгливо морщится. Вцепившись мёртвой хваткой в горло врага, Кетрин изо всех сил старается задушить его, но видя тщетность своих попыток, спустя пару минут решает сменить тактику и просто отбрасывает зверя от себя, чтобы в то же мгновение снова занять вертикальное положение. Кетрин не из тех, кто бывает снизу по принуждению.
Волк, упустивший свою жертву, недовольно рычит, и снова атакует, тесня её в сторону. Туда, откуда незваная гостья не так давно пришла. Зверь явно охраняет свою территорию. И возможно,  в любой другой момент Петрова бы уступила. Но сейчас ей на пятки наступал охотник, а идти ему навстречу с высоко поднятыми руками – стреляй, дорогой, я вся твоя! – ох, как не хотелось. Но для того, чтобы двигаться дальше, Кетрин нужно было решить одну маленькую проблему, а именно, избавиться от волка, пока он не загрыз её саму.
Быстро оглядевшись, вампирша заприметила острую корягу, точащую из земли, и не преминула вооружиться ею. Какая-никакая, а защита. Всего-то и надо, что вогнать эту штуковину волку в сердце. Или в глотку, как пойдёт.
- Ну что ж, давай поиграем! – победоносно ухмыляется Кетрин, крепко сжимая в ладони корягу и готовясь атаковать. Она не настроена проигрывать, и это явственно читается в её позе и каждом жесте.

Отредактировано Katherine Pierce (2015-03-06 12:07:08)

0

6

Какая досада! Ещё чуть-чуть и девушка отступила бы через границу города, впрочем, машина у неё вряд ли исправна, и выбраться ей бы не удалось. Но разве это волнует Руби? Теперь - когда она видит в гостье соперницу - меньше всего. Главное чтобы девица убралась прочь. При других обстоятельствах, не будь она волком, а заявись девушка к ней в кафе, Лукас наверняка испытала бы обыкновенный интерес к людям "из-за черты", но не сейчас. Да и какое-то чутьё подсказывает что эта встреча выстроит для них преграду в будущем, если им ещё доведётся встречаться, хотя волчица в этом совсем неуверенна.
Руби не любит когда ей угрожают. Клыки вновь обнажаются, она снова не сдерживает свою ярость, но подойди сейчас к незнакомке с увесистой палкой в руках было небезопасно, поэтому она снова лишь угрожающе рычит. - Уходи же, пошла прочь! Неужели не очевидно что тебе здесь не рады? - мелькают в её сознании мысли, уже обретающие человечность. Луна идёт на убыль, утро сменяет ночь.
- Глупая девчонка! - Руби злится и уже не обращает внимания на палку в руках девушки. Ей снова не хочется делать ничего, что могло бы спасти эту глупышку от её клыков. Волчица хочет крови и свежего мяса. Хищнику не пристало жалеть свою добычу. - Никто не виноват, что ты не понимаешь намёков. - зверь вновь бросается на девушку и уже не жалеет, кусает, чувствуя желанный вкус крови в глотке. Но девчонка жива, выбивается, сопротивляется. откуда только у неё силы? А вот Руби чувствует как слабеет с каждой минутой. Не в силах больше бороться с рвущейся жить добычей, волчица с сожалением оставляет её, бросив напоследок злобный взгляд.
Пройдя каких-нибудь несколько метров, укрывшись от несостоявшейся добычи, Руби падает без сознания.
Сколько она так пролежала? Час, два или считанные минуты? Но очнулась девушка как всегда с лёгким головокружением...и привкусом крови на языке. Но задумываться о том что она успела натворить было некогда, следовало торопиться, вернуться до того как проснётся бабушка и будет пытаться добудиться её, чтобы отправить на работу.
Руби приподнимается, пересиливая головокружение, встаёт на ноги. Стряхнув с одежды листья и приставшую землю. Да, выглядит она конечно так себе и кто повстречает явно поспешит доложить вдове Лукас о том что внучка ходила под утро в лесу. Хотя кому придёт в голову расхаживать в такой час подобно ей? Шапка надеялась что никому.
Девушка вышла из леса на дорогу и по обочине направилась в город, который очень медленно и лениво открывал свои многочисленные глаза-окна.
Оставалось каких-то пару десятков шагов до первого дома, как на дорогу буквально выпала незнакомая особа. Руби не знала её, по крайней мере девушка не была из числа горожан. - И как она сюда попала? - но более всего Лукас обеспокоил внешний вид незнакомки, он был явно не из лучших. Не задавая лишних вопросов - и так очевидно что девушка серьёзно пострадала - Руби помогла ей опереться на себя.
-Поговорим потом. - бросает она, пытающейся заговорить особе - Когда в больнице вам вправят все кости. Доктор Вейл это умеет.
К счастью для девушек, Нолан, проезжающий непонятно куда в такой час, помог добраться до больницы и поднять на ноги доктора, сообщив что в машине пострадавшая особа.
Руби же поёжилась, когда доктор подозрительно взглянул на неё.
-Я подожду здесь. - выбираясь из машины, говорит девушка. Вейл этого не одобряет, но молчит. Шапка проходит вслед за ним, провожая взглядом незнакомку, которую уже увозят в операционную. Ей нет нужды говорить: болтливый и заботливый Дэвид уже пересказал её историю доктору. Руби остаётся только ждать исхода, предчувствуя дурное.

+1

7

Завидев в руках потенциальной жертвы средство защиты – не Бог весть что, конечно, но на худой конец и коряга сгодится! – волк угрожающе зарычал, опасно поблескивая желтыми, как луна на небе, глазами. Самое время задуматься над этим совпадением и провести параллель между, но нет, Кетрин сейчас не до этого, сейчас она всецело поглощена азартом охоты, когда адреналин шумит в ушах, а ладошки начинает озорно покалывать.
Вздыбив шерсть на загривке ещё сильнее, хотя казалось бы, куда больше, зверь бросается вперёд. Вампирша эффектным выпадом парирует атаку, нанося мощный удар палкой по противнику, отчего волк издаёт скулёж побитого щенка. Кетрин победоносно ухмыляется, и в этом сказывается её просчёт: зверь оклемался гораздо быстрее, чем она ожидала, а может, просто удар был не столь силён или соперник оказался более выносливым… Мгновение, и волк набрасывается на неё откуда-то сбоку и со спины – Петрова даже сообразить толком не успела, с какой именно стороны явилась её погибель – и вгрызается клыками в её предплечье. Метит он явно в горло, но чудо спасло девушку от зубов хищника, который в лёгкую мог бы перегрызть ей глотку своими мощными челюстями, клацающими прямо рядом с её ухом. Вампирша явно проигрывает, но сдаваться она не намерена. Не для того она столько веков цеплялась за свою жизнь («свою никчёмную жизнь», как наверняка, конкретизировал бы Деймон), чтобы сдохнуть вот так вот, от укуса какого-то там волка! Ожесточённая борьба длится ещё несколько минут, но вдруг волк отпускает свою жертву и отступает. Понимая, что ещё одного раунда, если это был лишь очередной обманный маневр хищника, она не выдержит, Кетрин позорно бежит с места схватки. Пусть уж лучше пострадает её гордость! Это гораздо менее ценная вещь, чем собственная шкура. Хотя к счастью, вампиры быстро восстанавливаются.
Кровь… Ей нужна кровь! Много крови, чтобы восполнить потерю сил после этой встречи с лесным обитателем. Вампирша растерянно оглядывается по сторонам и с ужасом видит кругом лишь дремучий лес. В любой другой ситуации она даже, пожалуй, могла бы насладиться свежим воздухом, пропитанным ароматом хвои, но в данный момент она ощущает такую слабость, что ей не до лесной романтики. Её пошатывает, предплечье болезненно ноет, слюна волка словно яд обжигает рваную рану, которая никак не хочет заживать. Наверное, зубы проникли очень глубоко. Но это ничего, Кетрин Пирс живучая, выкарабкается! И она куда-то упорно бредёт, то и дело спотыкаясь и застревая каблуками в рыхлой почве, бредёт в надежде выйти к какому-нибудь населённому пункту, где есть люди, есть живительная влага под названием «кровь».
Петрова не сразу замечает, как рассвет окрашивает небо багрянцем, как из-за крон деревьев встает солнце и золотит всё вокруг, как сквозь ветки вдали вырисовываются очертания жилых домов. Но она продолжает идти, зная, что только в этом случае у неё есть шанс на спасение. На грани сна и яви Кетрин ощущает, как чьи-то руки подхватывают её. А затем она проваливается в темноту.

+1

8

Сколько прошло времени? А она всё сидит, совершенно не собираясь уходить, хотя бабуля уже наверняка её хватилась и Руби наверняка достанется, стоит только переступить порог кафе или наведаться домой. Но она сидит, словно выточенная из камня статуя, и не шевелится. Ждёт. Напряжённо, как волк, высматривающий свою добычу. Пальцы впиваются в шарф, нервно теребя его. Известий из операционной, куда отвезли пострадавшую, всё ещё нет.
Медсёстры уже несколько раз пытались отправить девушку домой, но перед ней только медленно росла башня из пластиковых стаканчиков после выпитого кофе, остальное оставалось неизменным.
- С ней наверняка всё хорошо. Вейл творит чудеса, он вытащит девчонку из опасности, что нависла над ней...из-за меня. - вынуждена с отвращением к самой себе признаться Руби. Сейчас она ненавидит и боится саму себя. Но ей даже в голову не приходит, что вскоре придётся столкнуться с неприятностями в некотором роде более страшными, чем муки собственной совести.
...Очередной картонный стаканчик встраивается в своего рода "архитектурное сооружение" на столике, когда уставший Вейл подходит к Лукас, едва озаботившись своим внешним видом. На языке у девушки при виде него крутится привкус крови и масса вопросов. Но он обрывает её одним движением. Его голос непривычно властный и холодный. Шапка невольно ощущает себя жертвой с удвоенной силой. Ей хочется снова бежать в лес.
- Я уже позвонил мэру. Скоро Реджина будет здесь...или велит привести тебя к ней. И не вздумай отпираться, все знают, что это сделала ты. Умышленно или нет - другой вопрос. - на несколько секунд он замолкает. - Я не буду защищать тебя, если ты загонишь себя в тупик, вступив в споры с мэром, но если будешь благоразумна и сумеешь вовремя смолчать - смогу тебя защитить. Если ты конечно в этом нуждаешься.
Внезапно оробевшая от его сурового тона, Руби едва наклоняет голову в знак согласия. И ей остаётся только надеяться, что всё обойдётся малой...кровью. На языке вновь предательский привкус железа. Ей едва удаётся подавлять в себе естественные волчьи желания; просить о новой пробежке по лесу она сейчас не осмеливается.

Когда на больничной парковке останавливается автомобиль мэра, Руби чувствует себя ещё менее готовой к беседе с Реджиной и даже обещание Виктора быть на её стороне ничего не могло гарантировать.
Миллс входит в больничный холл истинной походкой королевы. Осматривает окружающих и одним лишь властным кивком приказывает девушке отправляться в её машину. Кто знает что задумала самая властная женщина в городе, пытаясь подавить то, что дано природой? Руби оставалось только уповать на провидение и талант Вейла, чтобы девчонка осталась жива.

0


Вы здесь » TRIQUETRA » Stranger In A Strange Land » "Полнолуние"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC